Друзья, согласно приказу министерства культуры Хабаровского края “О внесении изменений в приказ от 17.03.2020 № 75/01-15 “О реализации мер по предупреждению распространения новой коронавирусной инфекции” от 20.03.2020 №87/01-15 наш музей закрывается для посещения на неопределенный срок.

А пока мы продолжим рассказывать в режиме онлайн о музейной коллекции, художниках, работы которых представлены в экспозиции, совершим виртуальные прогулки по музею и расскажем о том, что хранится в наших запасниках.

План размещения информации на сайте музея и на официальных страницах в социальных сетях:

МАТЕРИАЛЫ ЗА МАРТ, АПРЕЛЬ, МАЙ, ИЮНЬ МОЖНО ПРОСМОТРЕТЬ ПО ССЫЛКЕ

ИЮЛЬ      АВГУСТ

Июль

В 1880 году в Московском училище живописи, ваяния и зодчества состоялась выставка студенческих работ. Её экспонентами среди прочих были знаменитые в будущем пейзажисты: Константин Коровин, Исаак Левитан, Александр Янов. Был в этом списке и Николай Людвигович Эллерт, большой друг Коровина, считавшего Эллерта чуть ли не лучшим учащимся МУЖВЗ, отмечавшим, однако, что ни пейзажи Эллерта, ни манера письма его друга ему, Коровину, не нравятся. Впрочем, на протяжении ещё многих лет имена Эллерта и Коровина будут звучать друг за другом на выставках. Но в большей степени Николай Людвигович посвятил себя ремеслу театрального декоратора и художника по костюмам. Он сотрудничал с Императорскими Большим и Малым театрами, Мариинским и Александровским театрами. Его творчество в качестве театрального художника будет отличаться от того, к чему он был склонен в работах «для себя» – своих пейзажах и бытовых сценах. Дотошно приводя театральные костюмы в эскизах к исторически достоверному виду, пейзажи Эллерт будет выполнять «кудрявые и зелёные», как отзывался о них Константин Коровин. Сам же Эллерт часто придерживался подобного подхода, добиваясь эстетичности и так не любимой некоторыми «красивости», однако не стоит считать их краеугольным камнем его творчества.

Алексей Кондратьевич Саврасов, в чьём классе учился Эллерт в МУЖВЗ, не старался переучить упрямого левшу писать работы правой рукой и отмечал тщание  в учёбе, отдачу и любовь Эллерта к изображаемому материалу, что позже обратит на него внимание Третьякова. Ради справедливости отметим, что первичное художественное образование Николай Людвигович получил у русского художника-пейзажиста Льва Львовича Каменева, так же выпускника МУЖВЗ, у которого учились и его друзья: Исаак Левитан и братья Коровины. Некоторые исследователи творчества этих художников полагают, что именно Каменев зажёг в них любовь к пейзажу.

В 1881 году Эллерт получил поощрительную медаль от Академии художеств, в 1883 году – был награжден большой серебряной медалью. С 1884 по 1893 годы Эллерт представлял свои картины для экспонирования на выставках Товарищества передвижных художественных выставок, Московского общества любителей художеств, Московского товарищества художников.

В своей работе «Осень» Николай Людвигович с большой чуткостью изображает первые дни осени, ещё по-летнему зелёные. Нежные тона, которые он выбирает, кажутся антитезой наступающему умиранию природы. Убегающая тропинка с отдалённой человеческой фигурой помогают зрителю погрузиться в картину и ощутить это удивительное состояния природы.

Этот художник создавал декоративные панно, оформлял спектакли, был автором жанровых и батальных полотен, он учился у самого Репина, дружил с Ф.А. Малявиным, Б.М. Кустодиевым, А.П. Остроумовой-Лебедевой. Написал ряд портретов столичной знати, среди которых портреты императора Николая II, великой княгини Марии Павловны, графа Мусина-Пушкина и других. Иммигрировав в Париж, он приобрёл славу «русского Ренуара», но до самой своей смерти Павел Дмитриевич Шмаров нёс ярлык «своего среди чужих». На родине творчество живописца долгое время оставалось почти неизвестным.

Александр Бенуа вспоминал, что Павла Дмитриевича Шмарова отличала большая работоспособность и интерес к различным жанрам живописи. Он экспериментировал в техниках и постоянно искал новые темы, что, впрочем, не мешало ему создавать блестящие серии, как, например, «Купальщицы».

Родился Павел Дмитривич Шмаров в 1874 году в Воронеже. В 19 лет поступил учиться в бесплатную рисовальную школу, где его педагогом был русский художник, иконописец, иллюстратор произведений Н.А. Некрасова и поэт Лев Григорьевич Соловьев, который делал упор на рисование и этюды на пленэре. В 1894 году Павел Дмитриевич был принят в Высшее художественное училище при Императорской академии художеств, учился в мастерской И.Е. Репина. Не смотря на то, что он был экспонентом множества выставок, получил премию Общества поощрения художеств и был удостоен золотой медали и права пенсионерской поездки за границу, звание академика получает лишь со второго раза, в 1916 году. Первое его выдвижение, предпринятое И.Е. Репиным, В.А. Беклемишевым и В.Е. Маковским в 1912 году, оказывается неудачным. Однако в 1913 году становится членом Общества им. А. И. Куинджи, по поручению которого работает в комиссии по приобретению картин для провинциальных музеев. В 1915 и 1916 годах выезжал на фронт; по заказу редактора журнала «Лукоморье» Михаила Алексеевича Суворина исполнил 30 рисунков на тему войны, опубликованных затем и в других журналах, в числе которых «Огонек» и «Нива».

В конце 1916 года приехал в Воронеж в связи со смертью матери. После революции вернулся в Петроград, а в 1923 эмигрировал из России, прожив два года в Риме, где исполнил портреты итальянской королевской семьи. В конце 1924 года перебрался в Париж, где и оставался до конца жизни. Во Франции у Шмарова проходили совместные выставки с З.Е. Серебряковой, А.Н. Бенуа, П.Ф. Челищевым, но «мирискусники» не считали его своим художником и не принимали в объединение. Павел Дмитриевич чувствовал себя одиноким, несмотря на то, что французские коллекционеры высоко ценили его работы. Первая персональная выставка художника прошла лишь в 1928 году в знаменитой парижской галерее «Шарпантье». Среди любимых тем живописца – ню и купальщицы, дети в национальных костюмах и русалки. Умер Павел Дмитриевич 2 июля 1950 года.

В собрании Дальневосточного художественного музея хранится удивительное полотно. Названное «Тихий день», оно воплотило в себе талант мастера отображать противоречивые и быстро меняющееся настроения природы. Принадлежит работа кисти Аркадия Афанасьевича Чумакова, ученика Архипа Ивановича Куинджи, в мастерской которого в качестве вольнослушателя и учился Чумаков в Высшем художественном училище живописи, скульптуры и архитектуры при Императорской Академии художеств. В 1897 году работа «Тихий день» принесла автору звание художника, а уже в следующем году Чумаков вместе с другими учениками Куинджи на средства Архипа Ивановича совершил поездку в Германию, Францию и Австрию. С 1898 года Аркадий Афанасьевич начинает преподавать рисунок и акварельную живопись в Центральном Строгановском училище технического рисования, а с 1907 года работает в графической мастерской этого училища. Два года – с 1900 по 1902 – преподаёт  в частной женской гимназии О.А. Виноградовой в Москве, где он жил до 1925 года. К началу своей педагогической деятельности Чумаков уже состоял в Обществе русских акварелистов, экспонентом которого он был до 1918 года. В 1910 году Аркадий Афанасьевич становится членом Общества художников им. А.И. Куинджи. Примерно в это же время художник предпринимает поездку в Италию, где делает многочисленные зарисовки античных руин, а также наброски итальянских видов.

Аркадий Афанасьевич работал как пейзажист и маринист, создавая в том числе картины, связанные с историей русского флота. С началом Первой Мировой войны Чумаков начинает принимать участие в выставках на военную тематику. Одной из них стала выставка «Художники — товарищам воинам», прошедшая в 1914 году.

Его работа «Тихий день» выполнена не на военную тематику, это – дань люминизму Куинджи, не решённая при этом собственного авторского видения и атмосферы. Воздух в работе Чумакова не достигает той осязаемой сгущенности, которую можно наблюдать на некоторых полотнах Куинджи или Шишкина, однако и без этого свет, моделируемый художником в момент наплыва грозового фронта на точку перспективы, ощущается как подвижная «материя» и создаёт у зрителя ощущение быстро меняющейся погоды. Вода, как важная часть этого пейзажа, помогает подчеркнуть неравномерную освещённость ландшафта за счёт преломления света на тех участках, где его больше всего…

Пройдя плодотворный творческий путь и пережив две мировые войны, Аркадий Афанасьевич Чумаков скончался 10 октября 1946 года.

Имя художника Владимира Павловича Хрустова стало по-настоящему известно поклонникам искусства в конце 1980-х годов.  На сегодняшний день за художником числится участие почти в 200 выставках, от городских до международных, чья география включает Францию, Испанию, США, Южную Корею и Китай.

Родился Владимир Павлович 26 июня 1954 года в Нерчинске Читинской области в семье директора краеведческого музея и учительницы средней школы. В 1981 году окончил художественно-графический факультет Хабаровского государственного педагогического института, где в числе его педагогов были  Е.М. Фентисов и А.П. Лепетухин. После института по распределению прибыл в посёлок Чумикан, где и начался его творческий путь.

Особый период творчества художника связан с объединением группы «Пять», куда помимо самого Владимира Павловича входили художники Геннадий Арапов, Игорь Шабалин, Андрей Паукаев и Игорь Кравчук. Этих мастеров объединяла страсть к работе, бесконечная практика на пленэрах и нежелание останавливаться на достигнутом. Несмотря на различие живописных манер, каждый из художников ощущал единство в их общем творческом процессе.

Владимира Павловича принято называть мастером камерного городского пейзажа. Действительно, его Хабаровск – это Хабаровск, пронизанный личным отношением художника к городу, его воспоминаниями об этом месте и собственными впечатлениями, а ещё его Хабаровск – это город постоянства, имеющий в работах художника единое лицо. Пейзажи, написанные им во время путешествий, напротив, показывают различную гамму впечатлений.

Особое место в творчестве Владимира Павловича занимает тема коренных народов. Новые работы художника, изображённые с особой теплотой и лишённые показного пафоса, они охотно выступают перед зрителями в мини-сценках, где позволяют себе быть весьма непринуждёнными, из-за чего становятся похожи на героев комиксов или мультфильмов, однако подобная «массово-популярная» трактовка лишь больше приближает их к темам интереса современного зрителя. Сам Владимир Павлович как-то сказал: «Я считаю, в изобразительном искусстве два пути: талант и ремесло. В школе тебя научат рисовать правильно, академическое образование поможет тебе овладеть мастерством, и если Бог наградил тебя талантом — станешь художником, а если нет — будешь ремесленником, что тоже неплохо». Умение совмещать талант с понятными и приятными широкой аудитории темами сделало работы художника одними из самых востребованных у современного зрителя, не лишив их при этом особого, «хрустовского», обаяния.

Об этом художнике не принято много говорить. Бывший семинарист, приверженец академического подхода, поддерживающий авангард. Живописец, увлечённый жанровыми сценами, пейзажем и портретами. О Митрофане Семёновиче Фёдорове широкой публике известно не так много, однако, его творческие поиски, проходившие вдалеке от центра России уже после обучения в Императорской Академии художеств, роднили его с зачинателями русского авангарда.

Родился Митрофан Семёнович 30 мая 1870 года в семье священника в слободе Ситниково, хутор Пушкино. Глава семейства умер в 41 год, оставив супругу, 37-летнюю Анну Ивановну, вдовой с восемью детьми. Несмотря на трудности, связанные с потерей супруга, Анна Ивановна сумела каждому из детей дать образование в области духовенства. В 1891 году Митрофан Семёнович окончил Воронежскую духовную семинарию, где впервые стала проявляться его заинтересованность живописью. Уже под окончание семинарии он знакомится с художником Львом Григорьевичем Соловьёвым, которым искренне восхищался, а вскоре был принят в Воронежскую бесплатную рисовальную школу. Сан будущий художник не принял, поэтому работал учителем, отдавая свободное время рисованию с натуры. Учительство, как признавался сам Фёдоров, для него было подобно самоубийству, поэтому в 1894 году он отправляется в Петербург поступать в Императорскую Академию художеств, куда его принимают безоговорочно.

В Академии учителями Фёдорова становятся Илья Ефимович Репин по классу живописи и Василий Васильевич Матэ по классу гравюры по дереву и на меди. Дипломной работой Митрофана Семёновича стала картина «Юродивая», которая получила высокую оценку и впоследствии даже была куплена Академией художеств, после окончания которой художник отправляется на стажировку в Италию и Германию. В 1902 году по настоянию Академии художеств Митрофан Семёнович приезжает в Харьков вызволять из упадка Харьковское художественное училище, в котором он проработает до 1913 года. С 1925 по 1934 годы преподаёт в художественном институте Харькова. Здесь же Фёдоров войдёт в группу харьковских художников «Кольцо», которые будут близки в своих поисках группе «Бубновый валет». В 1934 году художник перебирается в Ленинград.

Был трижды женат. От первого брака имел троих детей, однако отношения супругов были сложными. Митрофан Семёнович, хоть и не имел сана, сохранил в себе голос священника. Ольга Елисеевна, первая супруга, была убеждённой атеисткой. После расставания, она вышла замуж за эсера и позже вместе с мужем и детьми эмигрировала в Италию. Своих детей Митрофан Семенович больше никогда не видел. Второй супругой художника была его студентка Нина Богородская, которой Митрофан Семёнович много дал в профессиональном смысле. Встав на ноги, Нина решила уйти от своего старшего супруга, забрав сына. Последней, третьей женой была оперная певица Зинаида Михайловна Синякова, на которой Фёдоров женился в 68 лет. Во время войны в результате прямого попадания бомбы в квартиру, где жили супруги, Зинаида Михайловна погибла. В общей разрухе и суматохе из квартиры пропали все картины художника, всё, что представляло хоть какую-то ценность, включая продуктовые карточки. Через месяц после гибели Зинаиды Михайловны в блокадном Ленинграде от голода умер и сам Митрофан Семёнович. Шёл декабрь 1941 года…

Август